Из Кокана (Сведения о путешествии по Коканскому ханству)

13.12.08 | Xurshid

http//photoload.ru/data/8c/24/96/8c2675aea6c3cbd91661bbae767ff1.jpg

<b>Из Кокана (Сведения о путешествии по Коканскому ханству)</b>
Автор: А.П.Федченко
Издатель: Ташкентъ,Типографia Окружнаго Штаба
Дата издания: 1871
Формат / качество: Pdf
Размер: 331.57 Kb


Алексей Павлович Федченко родился 19 февраля 1844 года в Иркутске. Он в детстве лишился отца, учебу в старших классах иркутской гимназии и в Московском университете оплачивал брат Григорий, преподаватель, а потом профессор технического училища.

Алексею едва исполнилось двадцать, когда умерла мать, а в двадцать два он потерял и старшего брата, который-то и привлек его к экспедициям. Ничто в ранней его биографии не говорит о будущей избранности и отмеченности роком, — все идет своим чередом. Студентом он собирает гербарии, коллекции насекомых, изучает флору Московской губернии. В девятнадцать лет он один из основателей Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии при Московском университете.

Новое общество, в отличие от почтенных географического или испытателей природы, составляла молодежь, только-только вступавшая в науку. Их интересовало все: только что появившийся и взбудораживший общество дарвинизм, антропология, социология, геология, зоология, ботаника.

Этот громко назвавшийся „обществом" кружок ученых и любителей имел широкие планы. „Любительский статус" не смущал вчерашних студентов университета, а ныне членов-основателей — Алексея Федченко, Василия Ошанина и выпускницу Николаевского института, блестяще образованную Ольгу Армфельд... Она переводила для Федченко с немецкого, французского и английского статьи и целые книги.

Молодые люди с восторгом показывали друг другу свои научные сборы:

Ольга — коллекцию птичьих яиц и гербарии, Алексей — гербарий подмосковной флоры и коллекцию черепов млекопитающих.

Надо ли говорить, что общие интересы и планы сближали молодых ученых. Поженившись в 1866 году, в свое свадебное путешествие они отправились в Финляндию и Швецию для знакомства с естественно-научными музеями.

Алексей Павлович получил пока скромное, но обещающее устойчивую будущность место инспектора студентов в Московском университете. Как ученый секретарь общества, он был известен в научных кругах.
Может быть, судьба обещала бы ему долгую кабинетную жизнь, множество книг, учеников, премий, академический мундир к старости лет.. . Но ни он, ни она не подозревали о тех крутых изменениях, которым предстояло случиться в их жизни.

Между тем все шире раскрывались ворота в неведомый Туркестан. Неведомый, а в научном отношении совершенно неизвестный. И в 1868 году внимание Общества любителей естествознания обратилось к Туркестану.

Двадцатичетырехлетний Алексей Федченко и его молодая жена Ольга — вот отныне те люди, которым предстояло совершить подвиг открытия.

Самое удивительное здесь не то, что Федченко брался за грандиозную работу, а то, что ему ее поручали без всякого смущения и скидок на молодость.

20 октября 1868 года супруги Федченко в коляске выехали из Москвы в Туркестан. Жизни Алексея Павловича оставалось три года. За эти три года он успел: совершить экспедицию по Зеравшанской долине, в окрестностях Самарканда, незадолго до того присоединенного к российским владениям; экспедицию в горный Таджикистан, на озеро Искандеркуль, в Джизак, верхний Зеравшан; в пустыню Каракумы; написать множество статей и знаменитую книгу „Путешествие в Туркестан"'.

Все это время Федченко буквально бредил Памиром. Все его письма, дневники полны упоминаний о таинственном горном крае. В 1871 году он стоял уже на пороге Памира: путешествуя по Кокандскому ханству, вышел в Алай-скую долину, открыл и описал Заалайский хребет, высочайший его пик (ныне пик Ленина). Ольга Александровна была с ним во всех экспедициях — замерзая, стояла с этюдником на перевале, зарисовывая виды Заалайского хребта.

Литературный стиль А. П. Федченко безыскусный, точный и очень живой.

„.. .На севере тоже были горы, близкие, ясно видимые, но глаза мои редко обращались в ту сторону, они настойчиво глядели на юг, чаруемые грандиозностью панорамы и полной неизвестностью, что там находится. Но массивный снеговой хребет, как стена, протягивался передо мной на расстоянии каких-нибудь 30 верст. Я тогда еще не предчувствовал, что эти горы сделаются для меня действительно стеной, за которой я ничего не увижу (выделено нами. — Авт.), я спешил вниз, чтобы проникнуть в эти горы, и мечтал, что дойду до тех мест, где фантазия туземцев помещает „крышу мира" (бам-и-дунеа)". „Но и это краткое пребывание в Алайской долине, — писал Н. Л. Корже-невский, — было использовано Федченко с исключительными результатами для науки. В сотрудничестве со своей женой, Ольгой Александровной, позднее известным ботаником, исследователю удалось собрать обширную коллекцию по флоре и фауне, позволившую ему установить степной характер Алайской долины"2.

Он хотел пройти через Памир уже в эту экспедицию, но обстоятельства вынудили повернуть назад.

Памир был отложен до следующей поездки. Он пишет со страстью, неожиданной в научном тексте; пишет, будто чувствуя, зная, что увидеть Памир ему не суждено: „Мое искреннее желание, стремление быть на Памире, мечты о чем я лелеял со времени отъезда в 1868 году в Туркестан, не привели к желанному результату. Мне удалось дойти только до северной окраины и, главное, выяснить орографию частей, прилегающих к Памиру с севера.

Если бы теперь, при тех сведениях, которые собраны мною во время совершенного путешествия, можно было бы отправиться на Памир, то я отправился бы и перешел бы его весь, не спрашивая ни у кого дороги. . ."

Он говорил о будущем Памира вполне уверенно, так что прогноз выглядит пророчеством.

„Долго Памир и вообще страна в верховьях Оксуса (Амударьи) оставаться неисследованными не могут: либо русские, либо англичане, но раскроют ее тайны...

Я, впрочем, больше верю (по крайней мере, желал бы), что русские сделают это и еще раз впишут свое имя в географическую летопись, которая, по общему признанию, обязана им уже так многим".

В фондах Государственного военно-исторического архива РФ хранится любопытный документ — доклад Главному штабу 17 февраля 1872 года „Об издании за счет казны трудов Туркестанской ученой экспедиции г. Федченко и назначении ему жалования, командирования его за границу и пожалования ему ордена св. Владимира 4 степени, и жене его Ольге Федченко подарка".

.. .Он погиб не на оврингах Памира, не в ледниковых трещинах и не в перестрелке с горцами.

Он погиб 28 лет от роду в цивилизованной Швейцарии, в Альпах на леднике Коль-дю-Жеань, брошенный в непогоду проводниками, когда готовился к памирской, заветной своей экспедиции. Он не взошел на ледник, впоследствии названный его именем. Это сделал через пять лет, в 1878 году, его друг, энтомолог Василий Федорович Ошанин, пробиравшийся со своими сачками и склянками снизу, по руслу Мук-су.

„Я желал этим выразить, хотя в слабой степени, мое глубокое уважение к замечательным ученым трудам моего незабвенного товарища, которому мы обязаны разъяснением стольких темных вопросов в географии и естественной истории Средней Азии. Я желал, чтобы имя его осталось связано навсегда с одним из грандиознейших глетчеров среднеазиатского нагорья, — желал этого потому, что изучение ледниковых явлений особенно занимало Алексея Павловича. Пусть „Федченковский ледник" и в далеком будущем напоминает путешественникам имя одного из даро-витейших и усерднейших исследователей Средней Азии!"'

Знаменитый исследователь Средней Азии И. В. Мушкетов писал: „Деятельность этого талантливого исследователя поистине изумительна, в особенности если учесть, что экспедиция А. П. Федченко состояла всего из него самого и его благородного товарища Ольги Александровны Федченко, которая с редким для женщин самоотвержением разделяла все труды и лишения своего мужа; она действительно оказала ему существенную услугу"2.

После смерти мужа Ольга Александровна продолжила его дело. Она занялась подготовкой и изданием его трудов; писала, редактировала. Воспитала сына — Бориса Алексеевича Федченко, впоследствии известного ботаника; вместе с ним работала над гербарием Можайского уезда. В 1891—1892 годах вместе с сыном она путешествовала по Уралу; в 1893-м провела экспедицию в Крыму, в 1894-м — в Закавказье. В 1897-м, почти через тридцать лет, она снова в Туркестане. В 1901 году Ольга Александровна и Борис Алексеевич участвуют в Памирской экспедиции, в ходе которой они собрали уникальный материал.

Вместе с сыном она подготовила фундаментальный труд „Флора Памира". 65-летняя Ольга Александровна участвовала в экспедиции на Памир в 1910 году.

Последние годы ее жизни прошли в Можайском уезде; она занималась декоративными растениями (больше всего увлекалась ирисами) в своем саду. Умерла в 1921 году. Ольге Александровне, первой женщине-ботанику, избранной членом-корреспондентом Петербургской Академии наук (в 1906 году), принадлежит около 70 крупных научных трудов. Как художник она издала альбом „Виды русского Туркестана".

<div align="center">
</div>

Поделитесь записью в соцсетях с помощью кнопок:

Просмотров: 3433
Рейтинг:
  • 5